Лия Банникова о своей книге «По обе стороны стеклянной стены»

Лия — удивительная, умная и добрая женщина. Несмотря на то, что она в детстве потеряла слух, ей удалось стать успешной и гармоничной личностью, стать для многих объектом для подражания. Лия тонко чувствует людей, характер взаимоотношений, психологию и делится с нами своими мыслями в книге «По обе стороны стеклянной стены». Это книга о мире глухих и слышащих, о том, как эти миры взаимодействуют, как люди могут оказаться по разные стороны невидимой стеклянной стены, которая порой вырастает там, где нет понимания. Таких книг очень мало; таких людей, как Лия, очень мало, и сегодня у нас есть уникальная возможность познакомиться с ней.

Ваша первая книга носит очень звучное и как нельзя лучше отражающее суть название «По обе стороны стеклянной стены». Скажите, пожалуйста, как появилась идея назвать книгу именно так, были ли другие варианты?

Лия: А другого названия быть не может. Уже в начале работы над книгой стало ясно, что она будет так и называться «По обе стороны стеклянной стены». По-моему, это название как нельзя лучше иллюстрирует жизнь людей, лишенных слуха. «Мы все видим, но… вокруг нас безмолвие. Словно нас окружает прозрачная стеклянная стена». Уже после издания книги мне рассказали о В. Паоли, неслышащей итальянке, которая в 1998 году на основе своего личного дневника написала книгу «По ту сторону препятствия». Я тогда поразилась схожести названий. Это говорит о точном обозначении жизни глухого человека среди слышащих, как за стеклянной стеной — препятствием для свободного общения. Так что другого названия быть и не могло.

Многие сурдопереводчики, читавшие вашу книгу, признались, что, несмотря на многолетний опыт работы, они только сейчас открывают для себя новые грани психологии человека, который не слышит. А глухие и слабослышащие читатели нашли в вашей книге ответы на те вопросы, которые волновали их всегда. Скажите, Лия, читая подобные отзывы, вы были удивлены? Может быть, нашли новые вопросы, идеи, которые стоит осветить уже в другой, новой работе?

Лия: Хотела бы привести слова сурдопедагога из Оренбуржья М. Яковлевой из отзыва на книгу «По обе стороны стеклянной стены»: «Мне, как человеку, много лет работающему с глухими и слабослышащими людьми, всегда было интересно, о чем и как думают эти люди, ведь они с трудом излагают свои мысли в письменной или устной речи. Автор — человек из их среды, знающий жизнь изнутри».

М. Яковлева верно отметила проблему глухих: выразить мысли в привычной для слышащих устной речи. У нас, лишенных слуха, отличное от привычного для слышащих восприятие и мышление. Голосовые сообщения, которые мы не можем слышать, все-таки неестественный для нас способ коммуникации. С письменными сообщениями в этом плане легче. Это, кстати, должно быть понятно всем слышащим. Из-за этого языкового барьера глухие часто кажутся непонятными, загадочными, вызывающие противоречивые мнения. Сами сурдопедагоги признавались, что они «действительно иногда смотрят сквозь стеклянную стену». Т. е. видят, но не понимают нас.

Тут я хотела бы отметить такой вот вопрос. Кое-кто даже из сурдопедагогов отказывает глухим, но не слабослышащим в наличии развитого интеллекта. Мне писали, что книгу может написать только слабослышащий человек, глухой никогда не смог бы… Увы, писали такое. Пришлось объяснить, что уровень интеллекта не зависит от степени потери слуха. Я же сама отношусь к глухим. И лично знаю многих неслышащих — умных, интересных и блестящих собеседников. Они видят недоверчивое отношение к себе со стороны слышащих, и это является причиной того, что люди с нарушениями слуха не стремятся делиться со слышащими своими впечатлениями. Да и языковой барьер играет немаленькую роль. Все это говорит о том, что не все изучено в психологии человека с нарушением слуха. Надеюсь, что книга «По обе стороны стеклянной стены» помогла кому-то найти ответ на вопрос, кто же такой человек, который живет в мире тишины, и о его возможностях. Возможностях, о которых не подозревают не только слышащие, но и сами многие глухие.

Мы давно уже привыкли к словосочетанию «мир глухих», так говорят многие люди, которые причастны к жизни людей с нарушением слуха, а так же сами глухие. Как вы видите мир глухих? Кто его создал? В чем различия этих миров — глухих и обычных людей?

Лия: Мир глухих. Люди с нарушениями слуха всегда были. В любой цивилизации всегда можно найти упоминания о неслышащих. В Евангелии от Марка описан случай, как Господь с помощью жестовых знаков исцелил глухого. Как видим, уже в библейские времена знали жесты для глухих. О глухих как устойчивом сообществе заговорили в 16 веке, когда стали изучать ЖЯ (жестовый язык) и открывать школы для детей, лишенных слуха.

К настоящему времени общество глухих имеет четкие границы своей группы с развитой культурой. Это не только язык, специальные школы, но и социальные, политические, спортивные организации, художественные (театр, кино, литература, клубы, кружки) выражения, а также опыт жизни (вернее, опыт выживания) меньшинства внутри всего общества. Вот это общество глухих со своеобразной культурой и есть Мир глухих. Не мешает подчеркнуть, что к этому Миру принадлежат не все глухие, а те, кто сам является носителем ЖЯ, их родные, а также переводчики ЖЯ. Социальные и культурные нормы Мира глухих немного отличаются от правил поведения слышащих людей. И эти отличия вызывают у последних непринятие глухих как нормальных… Нужна работа в этом направлении — сглаживание разногласий и помощь в понимании глухих как представителей этнической группы.

ЖЯ, как часть культуры глухих, разграничивает Миры глухих и слышащих. Но, как ни парадоксально это звучит, может помочь стереть границы. Как? Через признание его как официального языка и внедрение как 2-го языка в сферу образования, обслуживания и т. п. Тогда интеграция глухих людей в общество будет более успешной, что, в свою очередь, значительно повысит уровень жизни людей с нарушением слуха. При этом нужно беречь и развивать Мир глухих. Хочу сказать, что сейчас идут разговоры среди чиновников от образования, что прогресс в технической реабилитации позволит упразднить школы для глухих, а самих детей отдать в массовые школы… Я считаю это неразумным, поспешным предложением. Многие глухие дети по разным причинам не могут пользоваться слуховыми аппаратами, даже КИ — не всегда выход. Такие дети, обучаясь в массовых школах, будут просто — напросто выброшены из общества, что приведет к углублению проблем глухих. Лучше хорошая специализация, чем плохая, непродуманная интеграция. Так что, включение глухих детей в школы для слышащих — это угроза сохранению культуры глухих и их наследия. Нужно сохранять не только школы для глухих детей, но и клубы, театры и другие места, где неслышащие могут встречаться, общаться и духовно развиваться.

Очевидно, что неслышащие люди имеют трудности в социализации, интеграции в мир слышащих. На ваш взгляд, в чем основные причины этих проблем? Что нужно предпринять, чтобы разбить эту стеклянную стену?

Лия: Действительно, имеют место быть определенные трудности интеграции людей с нарушениями слуха в общество слышащих. Считаю, что основная причина — равнодушие по отношению к глухим, которых воспринимают как инвалидов. Стоит такой вопрос: «Зачем нужны инвалиды?» По тому, как в обществе относятся к людям с ограниченными возможностями, можно судить об уровне цивилизованности, ведь такие инвалиды — зеркало нравственного состояния общества. Ситуацию в России я не могу назвать нормальной, к сожалению. Положение нашего микросоциума — общества глухих — я бы сравнила с положением изгоя. Тут надо отметить, что большинство глухих не считает себя инвалидами, а представителями культурного меньшинства со своеобразным языком, который лингвисты ставят в один ряд с другими национальными языками. И проблемы глухих в нашей стране схожи с теми, которые испытывают национальные меньшинства.
Это ограниченный доступ к внешней информации. ТВ имеет большое значение в общественной жизни людей. Но глухие не смотрят его. Какой смысл разглядывать «говорящие головы», если не понимаешь, о чем они речь ведут?! Субтитрование на нашем ТВ — роскошь, которую могут позволить себе очень немногие программы на центральных каналах, и то в определенное время. Многие каналы не считают нужным даже обсуждать про субтитры. Это дискриминация.
Она еще проявляется в ограниченных возможностях получения вузовского образования. Например, на мой вопрос, могу ли я пользоваться сурдопереводом на лекциях, получила ответ: «Не положено по штату». Что я могу сказать?! Хотя наш ВУЗ готовит будущих педагогов, которые потом будут работать с глухими детьми и среди студентов есть неслышащие…

И таких примеров хватает. Про трудоустройство глухих молчу…
Пару слов о сурдопереводчиках, которые играют большую роль в качестве посредника между глухим и обществом слышащих. В высокоразвитых странах на 8-10 глухих приходится один переводчик ЖЯ. А в Москве, насколько мне известно, один переводчик на 250–270 человек. Каково?! Но это еще не все. ЖЯ — очень своеобразный язык, и не все слышащие могут научиться пользоваться им. Не секрет, что многие сурдопереводчики не могут сразу понять жестов глухого человека… Тут, как я понимаю, нужна другая, более адаптированная к нынешним реалиям, программа подготовки переводчиков ЖЯ. Сурдопереводчик должен быть всесторонне развитым человеком, иметь сурдопедагогическое или специальное психологическое образование, и через это хорошо понимать глухих и их внутренний мир. Тогда социализация глухих в обществе с помощью квалифицированных переводчиков ЖЯ пройдет намного легче и успешнее.

Отечественные и зарубежные педагоги, и психологи, уже много лет ломают копья в спорах о языке жестов. В настоящее время язык жестов дискриминируется в учебных заведениях. Что думаете вы по этому поводу?

Лия: Важной частью любой культуры является язык. Жестовый язык, соответственно, — язык общества глухих. В обсуждениях проблем глухих самый главный вопрос — статус ЖЯ. Представители Мира глухих хотят, чтобы ЖЯ получил статус официального языка. Это даст людям с нарушениями слуха возможность повысить уровень жизни как микросоциума в обществе слышащих. Это, во—первых, уделят должное внимание подготовке квалифицированных специалистов — переводчиков ЖЯ. Как следствие, повысится качество школьного и вузовского образования. ТВ обяжут субтитрование и т. д. Тогда люди с нарушениями слуха, повторяю, будут иметь широкий доступ к внешней информации, и через это преодолеют замкнутость своей «касты», которую слышащие не всегда понимают и, чего скрывать, иногда боятся и избегают контактов с этой «кастой». А статус ЖЯ как официального языка поможет разомкнуть эту закрытость глухих, облегчит их интеграцию в обществе.
А начинать пользоваться ЖЯ надо еще в школах для детей с нарушениями слуха. В младших классах ввести дактильный язык как вспомогательный для основного — устного. А в старших классах ЖЯ становится параллельным устному, т. е. уроки можно вести с сурдопереводом, и одновременно изучать культуру ЖЯ. Это значительно облегчает процесс школьного образования.
Что касается среднеспециального и высшего образования, то в России таких заведений, где есть группы глухих студентов, пользующиеся услугами сурдопереводчика, единицы. Официальный статус нашего языка даст возможность выпускникам школ для глухих получить дальнейшее образование в колледжах и ВУЗах, где смогут «слушать» лекции с помощью переводчика ЖЯ.

Существуют общества глухих в разных странах, которые считают себя не инвалидами, а субкультурой — со своим языком, традициями, историей, борются за то, чтобы жестовый язык получил официальный статус. Прокомментируйте, пожалуйста.

Лия: Известный советский психолог и дефектолог Л.С.Выготский писал, что «глухота… не болезненное состояние… глухого ребенка», а «недостаток социальный». Многие глухие (и я в том числе), опираясь на свой личный опыт, не считают себя инвалидами. Мы рассматриваем себя как социально-культурная общность со своим языком, культурой и т. д. Конечно, есть организации глухих, которые продолжают себя считать инвалидами для того, чтобы не лишиться определенных привилегий и прав, связанных с инвалидностью. Но большинство глухих считают себя лингвистическим меньшинством, и проблемы наши похожи на проблемы языковых меньшинств.
Это различного рода дискриминация, например в получении информации. Непризнание ЖЯ как языка глухих создает трудности в общении и лишает неслышащих многих возможностей. В развитых странах, где права человека — не пустой звук, к проблемам общества относятся с достаточным вниманием, обсуждают их и пытаются решить, создавая глухим комфортные условия в среде слышащих. Первым делом жестовому языку дали официальный статус. Например, в Швеции всему населению рекомендуют изучать жестовую речь. Или ученик с нарушенным слухом в массовой школе имеет своего ассистента — переводчика жестовой речи (в США и др. странах). Моя русскоязычная подруга, живущая в США, рассказала, что она воспользовалась правом получить высшее образование, даже если в группе студентов будет один — с нарушением слуха. Для него на всех лекциях ведется сурдоперевод. Подруга, получив образование сурдопедагога, теперь работает в американской школе для глухих детей. О таком внимании к людям с ограниченными возможностями, как в США, мы можем только мечтать. Отсутствие проблем в общении, участие в жизни общества является залогом равенства и социальной справедливости. Если для развития интеграции в странах Западной Европы и США создана законодательная база, то о России этого нельзя сказать, хотя определенные сдвиги есть, но их мало. Увы…

Что вы хотели бы пожелать читателям?

Лия: Верить в свои возможности, бороться за свои права, не бояться преодолевать препятствия на пути вперед и побеждать!

Официальный сайт Лии Банниковой, где вы можете заказать книгу, оставить отзыв и прочитать другие статьи.

 

Материал подготовила
Евгения Ушба Короткова

Источник: По обе стороны стеклянной стены на сайте Страна глухих (публикация на сайте signlang.ru разрешена Евгенией Ушба Коротковой, в материале сохранены авторские орфография и пунктуация).

Реклама
Запись опубликована в рубрике Знаменитые глухие, Культура глухих, Писатели и поэты с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s