Интервью с Валентиной Петровной Камневой

По инициативе Челябинского РО ВОГ в августе были организованы курсы жестового языка и люди разных профессий, но единые в любви к языку жеста, смогли научиться основам, а некоторые повысить свой профессиональный уровень и познакомиться с удивительной женщиной Валентиной Петровной Камневой.

Валентина Петровна очень чуткий педагог, к каждому ученику в группе она нашла подход и за каждого переживала на экзамене. Ученики же приходили каждый день на занятия с горящими глазами, и в перерывах не отпускали преподавателя, задавая все новые и новые вопросы.

Сегодня у Вас, дорогие читатели есть уникальная возможность познакомиться с одним из лучших специалистов в области жестового языка.

Валентина Петровна Камнева родилась в Москве, в семье слышащих родителей. В следствии неудачной операции в возрасте 5 лет потеряла слух на правом ухе полностью, на левом частично. Училась в школе для слабослышащих детей, но жестами в школе № 30 разговаривать было категорически запрещено. В школе, будучи активной живой девочкой увлекалась танцами, пением, гимнастикой, музыкой, играла в школьном театре. Валентина Петровна с благодарностью говорит о своей школе: «В школе нас воспитывали. Я получила блестящее образование, что позволило без проблем поступать в ВУЗы. Более того, в школе нам давали понять, что для нас все дороги открыты. Важно лишь наше упорство в достижении цели». Валентина Петровна всегда следовала этой заповеди: интересно, хочешь — вперед! Она всегда занималась только тем к чему лежала душа, тем, что вдохновляло и нравилось: зубной техник, музыкант, актер, режиссер, сценарист, сурдопереводчик и т. д.

Последние одиннадцать лет Валентина Петровна возглавляет лабораторию жестового языка Российского государственного социального университета. В РГСУ интегрировано, вместе со слышащими обучаются глухие студенты по специальностям «Социальная работа», «Адаптивная физическая культура» и др. Всего 196 человек.

Деятельность Камневой была отмечена наградами: Серебряной медалью имени императрицы Марии Федоровны «За социальное служение», Почетным знаком ВОГ, а недавно и медалью МВД.

Валентина Петровна, как Вы пришли к жестам? Почему преподавание жестового языка стало Вашей профессией?

Николай Сергеевич Чаушьян, бывший одноклассник пригласил меня работать во Дворец культуры глухих на Первомайскую, по началу руководить диско-клубом. Я тогда жестов не знала. Но как проводить мероприятия не зная языка на котором говорит аудитория. Поэтому я пошла на курсы повышения квалификации переводчиков с нулевым знанием жестового языка. «Повышалась» я довольно весело — все повышались, я изучала на новеньких, поэтому все проблемы и казусы переводчиков-новичков мне знакомы. Курсы были очень мощные, потому что мы на эти курсы приезжали на месяц с отрывом от производства и естественно за месяц можно было сделать очень многое. К огромному сожалению сейчас у переводчиков такой возможности нет, потому что нет таких средств, чтобы можно было бы командировать, оплатить, обучить и т. д.

Почему преподавание жестового языка стало моей профессией? Когда я стала преподавать жестовый язык в университете, я почувствовала необходимость дополнительных знаний и полезла в науку — что такое жестовый язык? Сурдопсихология, психолингвистика и т. д. начала изучать литературу на эту тему, кроме этого я начала изучать труды Л. С. Выготского о глухих, литературу современных авторов, которые писали о психологии глухих, очень интересны работы по психолингвистике, очень интересные работы западных ученых, в частности американских, английских вообще о языке, не важно каком языке — почему для одних язык родной, для других не родной и т. д. Преподавать начала, когда пришла в университет это был 2000 год. Мы подняли вопрос, чтобы слышащие специалисты — социальные работники, психологи, социальные педагоги изучали жестовый язык, чтобы общаться с инвалидами, потому что это та категория, которая как правило работает с людьми находящимися в сложной жизненной ситуации. Я думаю, глухие это как раз та самая категория, которая всегда находится в сложной жизненной ситуации.

Первый опыт пошел именно тогда, когда я начала обучать слышащих студентов жестовому языку и тогда начала разрабатывать методику, которая дает наиболее качественную языковую подготовку. От методики зависит — как человек усвоил, ток он его в последствии и сможет применять. Здесь и пригодились все мои образования, особенно музыкальное и психолингвистика.

Как вы видите мир глухих? Кто его создал? В чем различия этих миров — глухих и обычных людей?

Мы сегодня со студентами говорили о проблемах страты и стигмы — однозначно ответить на этот вопрос нельзя, потому что мир глухих это сообщество обладающее своим языком, а раз есть язык, значит есть и своя культура, свои традиции, обычаи и т. д. — все что свойственно языковому сообществу. Именно поэтому мир глухих объединен в сообщество, потому что язык, культура, традиции, история глухих — это иной язык, иная культура, она расходится во многих позициях с историей и традициями слышащих. Например, возьмем этику, эстетику и т. п. — говорят: «не топай ногами», а как я тогда позову глухого? Или говорят — «Не размахивай руками», а как я буду говорить? Если для слышащего человека это неприлично, то для глухого это нормально. И никто специально мир глухих не создавал, этот мир создают люди которые в нем живут, они вынуждены контактировать с социумом обычных людей и они должны себя чувствовать в этом социуме безопасно. Глухой, в этом мире другой, иной, как допустим у нас в России были бы другими японцы незнающие русского языка. Это не значит что одни плохие, а другие хорошие — это говорит о том, что у этих людей разная культура, разный язык, не более того.

Именно поэтому жестовый язык должен быть приравнен к малым языкам государства! Еще раз повторю — нет хороших и плохих, есть определенная культурная страта, объединение, социум, даже социум в социуме. И масса проблем у глухих возникает между прочим, так же как допустим у лиц кавказской национальности, которые приехали в Россию. Например, есть различные землячества, они живут в России и чтобы им было комфортно они пытаются держаться вместе, плотнее. Это естественная человеческая реакция, потому что в непонятном окружающем мире мы должны получать информацию на своем языке. Пробираться через иностранный язык очень сложно. Есть разница языковая, понятийная разница, стилистическая и т. д. человек досконально не знающий язык, он просто запутается во всех терминах, словосочетаниях. Поэтому глухие объединены в социум. Это нормально.

Мое личное мнение — это может быть, закон выживания. Хорошо организованный социум в состоянии отстаивать свои права, потому что по одиночке… есть хорошая поговорка: «Возьмемся за руки друзья, что не пропасть по одиночке». Это как раз тот самый случай.

Очевидно, что неслышащие люди имеют трудности в социализации, интеграции в мир слышащих. На ваш взгляд, в чем основные причины этих проблем? Что нужно предпринять, чтобы разбить эту стеклянную стену?

Стеклянную стену можно разбить, но это очень долгий процесс и я считаю, что обе стороны — как глухие и слабослышащие, так и слышащие должны двинутся навстречу друг другу. К сожалению, сейчас у глухих все-таки велика тенденция — мы внешний мир не понимаем, мы его боимся, и мы стараемся поменьше с ним контактировать«. Не окружающие люди слышащие живут в нашем социуме, а мы живем в их социуме, поэтому нам нужно адаптироваться, нам нужно научится взаимопониманию, взаимодействию. Вот например у нас в университете глухие учатся в одной массе среди слышащих, а слышащие изучают жестовый язык, при чем с огромным интересом, там огромное количество проблем решаются гораздо проще. Истинная интеграция. Не нужно бояться окружающего мира, он не так страшен, как его малюют.

Эту стеклянную стену нужно пробивать с двух сторон. Если только с одной стороны то ничего не получится. Например если слышащие к глухим со всей душой, а глухие отгородятся этой стеклянной стеной «Мы вот особые, не трогайте нас»… К сожалению эта тенденция проскальзывает и именно эта отгороженность, она во многом мешает глухим. Борясь за свои права нужно знать правила игры того социума в котором вы их защищаете и уметь с этим работать. Я надеюсь, я чувствую, что потихонечку стороны движутся на встречу друг другу и я очень хочу, чтобы в моей жизни это произошло.

На Ваш взгляд, в чем проблема сурдопедагогики на данный момент в нашей стране?

Высшая школа консервативна. Для того чтобы внедрить что-то новое, нужно практически сломать старое и делать какой-то симбиоз совместный. Это очень глубокая и не простоя работа. Нужно будет учить и переучивать очень много народу и т. д. Раскрутить эту махину архисложно и долго. Весьма непростой вопрос связан и с учебными программами и с методическими подходами и т. д. Тут будут еще долго копья ломать.

Единственное, что я не устаю повторять — ребенок должен знать свой родной язык с самого раннего детства, потому что получить полную информацию быстро он может только при помощи родного языка. Абсолютно не вредно и слышащему маленькому ребенку жесты знать, он развивается лучше. А о том как замечательно развивается глухой ребенок зная жестовый язык с пеленок и насколько он потом обучаем — это показали последние исследования и наблюдения за слышащими детьми глухих родителей.

Какой Вы хотели бы видеть сурдопедагогику завтра?

Я надеюсь, что сурдопедагогика все таки начнет разворачиваться лицом к глухим. И потом глухие, слабослышащие и позднооглохшие — это абсолютно разные категории людей и часто у них возникает взаимное недопонимание.

Хотелось бы, чтобы в школах были обьединенные классы, где у детей различная степень нарушения слуха. Вот здесь нужна инклюзия. Не нужно выбрасывать глухих в массовые школы — это может быть очень и очень не хорошо. А вот, чтобы глухие, слабослышащие и позднооглохщие учились вместе и контактировали вместе и чтобы и те и другие общались и жестом и голосом. Я думаю от этого никто не проиграет, но выиграют многие.

О жестовом языке много спорят во всем мире. На данный момент жесты дискриминируются и в сурдопедагогике не используются. Прокомментируйте, пожалуйста.

В сурдопедагогике жесты не используются. Почему? Потому, что жестовый язык нужно изучать, а чтобы на нем преподавать — знать нужно в совершенстве. Педагогу, который не знает жестового языка, грош цена. Вот допустим, маленькие дети, первый, второй классы — у них свои проблемы в классе, у отдельного ученика, что он понял, что нет. Может дома проблемы? И педагог, который не знает жестового языка, не сможет понять какая у них проблема, действия педагога не будут адекватными и будет педагог сам по себе, а дети сами по себе, что и происходит. Почему мы видим совершенно удивительные, замечательные примеры, когда глухой педагог работает с глухими детьми или глухой воспитатель работает с детьми и всегда показатели намного выше, воспитательное воздействие намного сильнее нежели у педагога с которым дети говорят на разных языках, чтобы он там не говорил вербально. Мы уже говорили на курсах, что не все звуки артикулируются, не все можно понять по губам. Я считаю, что категорически нельзя работать с детьми педагогу не знающему жестового языка. Это мое глубочайшее убеждение. Я выступала на конференции и там разразился скандал, но я считаю, что можно было бы сделать также как в английских школах — когда со второго класса начинают изучать английский язык, у них идет часть предметов идет на русском языке, а часть на английском. Почему бы не сделать часть предметов на русском языке, а часть на жестовом? Ведь польза будет всем. Этого не происходит потому что для того чтобы вести предмет на жестовом языке или педагог должен быть глухой, который в состоянии объяснить ребенку это все и тогда потом мы в университет получим хорошего, нормального, грамотного глухого. Нежели иногда к нам приходят, мы диву даемся… А беда в том, что «моя твоя не понимает» и мое педагогическое воздействие это процентов 30, а остальные 70 где? А можно использовать полностью. Для этого нужно знать язык.

Немного расскажите, пожалуйста о нашей группе, с которой Вы работали на курсах.

Группа, конечно, не ровная — одни совсем «ромашки» пришли — ни одного жеста, ни дактильной буквы, пальчики «чужие», а другие пришли уже сложившимися специалистами: переводчики, которые трудятся в учебных заведениях города т.е. действующие, есть даже медик, он работает с глухими и очень приятно, что он пришел изучать язык жестов. И мне очень нравится что группа дружная, все поддерживают друг друга, объясняют, помогают. Позитивный настрой группы помогает в изучении языка. Это очень важно. Группа меня радует. Хотя ни разу в жизни, сколько бы я не приезжала в Челябинск — у меня не было плохой группы. Люди приходят замечательные, заинтересованные, энтузиасты. Меня, например, очень порадовали студенты, которые служат в церкви, у них есть прихожане глухие и им очень хочется, чтобы понимали все, что говорят и все что происходит в церкви. Для них это очень важно, для меня это тоже важно, а уж для глухих само собой.

Что вы хотели бы пожелать читателям?

Читателям я бы хотела пожелать счастья, любви и признания окружающим миром того, что каждый человек не зависимо от слуха уникален, талантлив, замечателен. Я очень люблю поговорку: «Абсолютно бездарных людей не бывает, каждый бездарен в своей области».

Материал подготовила
Евгения Ушба Короткова

 

Источник: Каждый человек уникален и талантлив на сайте Страна глухих (публикация на сайте signlang.ru разрешена автором, в материале сохранены авторские орфография и пунктуация).

Реклама
Запись опубликована в рубрике В России, Жизнь глухих, Перевод и сурдоперевод с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s